здоровье всей семьи

Бокс и травмы

Бокс и травмы .

Под боевыми искусствами понимаются все виды спорта, включающие драки, поединки и вообще любые разновидности мордобоя. Трудно сказать, какое из них самое древнее, но борьба была известна еще в Древней Греции и входила в программу первых Олимпийских игр. Многие боевые искусства, такие как дзюдо и карате, появились в Восточной Азии, по-видимому, примерно в то же время, что и борьба. Однако одно из них особенно выделяется на общем фоне, по крайней мере для меня. Речь идет о боксе.

Турниры по кулачным боям, напоминающим бокс, проводились еще в Древней Греции, где такие бои считались спортом богов. Гомер упоминает о бое на кулаках в своей «Илиаде», произведении, написанном в VIII веке до н.э.; в нем излагается история Троянской войны, датирующейся XIII веком до н. э. Как и гладиаторские бои в Древнем Риме, кулачные поединки в те времена подчас велись до смертельного исхода. Примерно тогда же появились аналоги боксерских перчаток. Противники защищали руки, обматывая их кожаными ремнями, в которые иногда вставляли металл, чтобы сделать удары смертельными.

После падения Римской империи упоминания о боксе почти исчезли вплоть до XVIII века, когда он вновь возродился в Англии. Вначале бои проводились фактически без правил, противники сражались без перчаток, голыми кулаками, и поединки не были ограничены по времени. Короче говоря, бокс мало чем отличался от обычной уличной драки.

В 1866 году маркиз Куинсберри предложил свод правил, которые легли в основу современных правил бокса и были названы в честь их создателя. Было введено обязательное использование перчаток, количество раундов устанавливалось заранее, а длительность каждого раунда ограничивалась тремя минутами. На протяжении следующих лет популярность этого вида спорта только росла, и сегодня он регулируется несколькими профессиональными организациями. Чемпионы в боксе становятся мировыми знаменитостями, и, пожалуй, самым яркий его представитель — Мохаммед Али.

Будучи нейрохирургом, я постоянно сталкиваюсь с черепно-мозговыми травмами. За всю мою практику у меня было больше тысячи таких пациентов. Я видел самые разные травмы, незначительные и смертельные, нанесенные всеми возможными способами как случайно, так и намеренно. Я видел открытые и закрытые черепно-мозговые травмы; травмы от удара тупым предметом и проникающие травмы; обычные шишки, вызванные падением с высоты роста, и травмы с размозжением в результате автомобильных аварий. Я видел такие травмы, которые не может нарисовать в своем воображении даже лучший голливудский режиссер! Что я, нейрохирург, могу думать о спорте, цель которого — нанести противнику настолько тяжелую травму головы, чтобы он потерял сознание и не мог продолжать бой?

Закончить бой нокаутом — заветная мечта каждого боксера, по крайней мере в профессиональном боксе. Жестокость этого вида спорта напоминает нам о том, что он уходит корнями в гладиаторские бои в Древнем Риме. Разумеется, бокс не обходится без кровопролития. Рваные раны лица, подкожные кровоизлияния, гематомы глаз здесь обычное дело. Существует даже такая процедура, как вскрытие гематомы, когда набухшее веко специально надрезают, чтобы дать стечь крови. В результате давление уменьшается и можно приоткрыть глаз.

Бокс и травмы

Удары в голову наносятся с огромной силой. Вместе с развитием методик тренировок и появлением стимулирующих препаратов, таких как стероиды, сила и быстрота ударов профессиональных боксеров выросла. Все мы видели замедленные съемки боксерских поединков, где крупным планом демонстрируется, как кулак бьет прямо в лицо, нос и губы гротескно деформируются, голова резко откидывается в сторону и вокруг разлетаются капли пота и крови. Иногда можно увидеть, как боксер падает навзничь, ударяется головой о пол ринга и теряет сознание. Это не спорт. Это пережиток темного, жестокого прошлого, когда люди были вынуждены биться до смерти друг с другом или с каким-нибудь диким животным, в то время как жадные до крови зрители наслаждались зрелищем в безопасности амфитеатра.

Это безобразие необходимо запретить. Я не первый, кто это предлагает. В 1983 году Journal of the American Medical Association уже выступил с подобной рекомендацией. Выше я затрагивал тему сотрясений головного мозга. В последние годы они привлекли к себе повышенное внимание, и многочисленные исследования показали, что травмы этого вида гораздо более серьезны, чем принято было считать. Классическое сотрясение мозга определяется как легкая форма черепно-мозговой травмы с кратковременной потерей сознания (обычно от нескольких секунд до нескольких минут). После возвращения сознания пострадавший обычно дезориентирован в пространстве и во времени и не помнит о травме, но в течение нескольких часов или дней его состояние восстанавливается. Как правило, при такого рода травмах тренер советует спортсмену «походить, чтобы прийти в себя», как будто хождение взад-вперед вдоль кромки игрового поля устранит последствия травмы. Понятно, что тренер хочет как можно быстрее вернуть спортсмена в игру, особенно если это звездный игрок. Но с такими вещами шутить опасно.

Сегодня нам известно, что сотрясение головного мозга не всегда сопровождается потерей сознания. В то же время какое-либо изменение психического состояния, сопровождающее любую травму головы, свидетельствует о сотрясении мозга. Если после столкновения или удара спортсмен оглушен, шатается как пьяный, смотрит пустым взглядом, говорит заплетающимся языком или у него двоится в глазах, значит, он получил сотрясение мозга. Специальный термин для этой группы травм — легкие черепно-мозговые травмы (ЧМТ).

Черепно-мозговые травмы варьируются от очень легких, таких как легкие сотрясения мозга, до очень тяжелых и смертельных. Один из разделов медицины, патофизиология, изучает нарушение функционирования отдельных органов и организма в целом под влиянием повреждений и болезней. Патология может проявляться на макроуровне (например, видимое анатомическое изменение сломанной ноги), на микроскопическом уровне (например, нарушение клеточных структур под влиянием бактериальной инфекции) и на биохимическом уровне — то есть на уровне белков, ДНК и химических взаимодействий, управляющих всеми жизненными процессами. Практически при всех заболеваниях затрагиваются все три указанных уровня.

Повреждением головного мозга, по сути, является любой процесс, нарушающий нормальное функционирование нейронной сети. Мозг представляет собой сложную систему, состоящую из миллиардов нервных клеток, называемых нейронами. Каждый нейрон содержит ядро и два вида отростков.

Дендриты — это разветвленные короткие отростки, которых у нейрона может быть несколько. Дендриты близлежащих нейронов соединяются между собой и обеспечивают взаимодействие между клетками. Аксон — это длинный одиночный отросток. Клеточные тела нейронов располагаются на поверхности мозга и образуют его кору, изрезанную большим количеством борозд и извилин, придающих мозгу его характерный складчатый вид. Из-за серого цвета коры ее называют «серым веществом».

Аксон сверху покрыт защитной миелиновой оболочкой, которая способствует быстрой передаче нервных импульсов между нейронами. Миелин имеет белый цвет и придает его внутренним структурам мозга, которые называются белым веществом. Аксоны могут проникать далеко вглубь мозга и передавать нервные импульсы к его глубинным структурам, таким как базальные ганглии, таламус, ствол мозга и спинной мозг, где они соединяются с другими нервными клетками.

Такие цепочки из соединенных между собой нервных клеток доходят до каждого органа нашего тела — до каждой мышцы, вызывающей движение, до каждой железы, вырабатывающей гормоны, и до каждого органа, выполняющего свою строго определенную функцию. По пути каждый нейрон посредством дендритов соединяется с миллионами других нейронов, что создает внутри нашего тела настоящий «нейронный Интернет» с примерно 100 триллионами синапсов (нейронных связей). Внутри этой невероятно сложной сети ежесекундно передаются триллионы сигналов и совершаются триллионы операций, в результате чего производятся столь простые рефлекторные действия, как моргание глазами, или порождаются столь таинственно непостижимые явления, как человеческая мысль.

Такая анатомия мозга объясняет его высокую подверженность травмам. Когда я читаю лекции по черепно-мозговым травмам студентам и интернам, я всегда заставляю их вспомнить кое-какой материал из школьной программы физики. Поскольку изучение в школе хотя бы одного курса физики является обязательным требованием для поступления в медицинский вуз, все мои студенты были вынуждены продираться сквозь дебри этой сложнейшей науки. И, хотя некоторым это даже нравилось, применимость физических знаний в повседневной медицинской практике весьма незначительна.

Однако нейрохирургам, лечащим черепно-мозговые травмы, такие знания могут пригодиться. Поэтому я напоминаю своим студентам второй закон Ньютона: F = та.

Этот закон гласит, что сила, действующая на тело, равна произведению массы на ускорение. Это универсальное уравнение. Оно помогает доставлять астронавтов в космос, в свое время позволило Иоганну Кеплеру вывести законы движения планет, также оно объясняет, почему человеческий мозг столь плохо переносит резкие изменения в своем состоянии покоя или движения. Черепно-мозговая травма может возникать в двух случаях: когда на находящуюся в состоянии покоя голову воздействует движущийся предмет либо когда находящаяся в состоянии движения голова ударяется о неподвижный предмет, что приводит к резкому изменению скорости ее движения, иногда до полной мгновенной остановки. Поскольку нервные клетки состоят из двух столь анатомически разных структур — клеточных тел, образующих серое вещество (св), и аксонов, образующих белое вещество (бв) — они неоднородны по массе.

Представьте себе ситуацию, когда находящийся в состоянии покоя мозг получает резкое ускорение под воздействием внешней силы. Или же находящийся в движении мозг подвергается резкому торможению (отрицательному ускорению) при столкновении с неподвижным предметом. Приведенные формулы говорят нам, что при этом серая и белая части нейрона ускоряются или тормозят с разной скоростью. А теперь представьте себе мягкую длинную лапшу, которая находится в натянутом состоянии и движется в пространстве. Если произойдет внезапная остановка и разные концы этой лапши затормозят с разной скоростью, лапша деформируется. Или, если сила достаточно велика, она может порваться.

Нейрон реагирует точно так же. Разное ускорение частей одного нейрона в результате воздействия травмирующей силы приводит к повреждению в месте соединения аксона и клеточного тела, то есть на границе серого и белого вещества.

При легкой травме нейрон временно прекращает функционировать. Повреждение происходит на биохимическом уровне. Передача сигналов между нейронами осуществляется электрическим путем за счет движения ионов натрия, калия и кальция через клеточную мембрану нейрона. Травма приводит к нарушению этого процесса, и нейрон перестает работать. Если затронуто достаточно большое количество нейронов, происходят неврологические изменения, такие как описанное выше классическое сотрясение мозга с мгновенной потерей сознания, что обусловлено одновременным выходом из строя сразу множества нейронов. Другой типичный пример такого рода — когда вы слишком долго сидите со скрещенными ногами, они затекают, что сопровождается онемением и покалыванием. Еще пример — ощущение, словно от удара электрическим током, с последующим покалыванием в руке, когда вы сильно ударяетесь локтем и задеваете локтевой нерв.

Бокс и травмы

Все это временные повреждения. Нейрон травмируется, но остается интактным (невредимым), как и все его вспомогательные структуры, включая миелиновую оболочку. Поэтому он довольно быстро восстанавливается (так происходит, например, в только что описанных ситуациях с ногой и локтем). В медицине такое повреждение называется нейропраксией. Когда функционирование нейронов восстанавливается, исчезают и неврологические симптомы: спортсмен приходит в сознание, в затекшей ноге прекращается покалывание и т.д. В то же время в случае сотрясения мозга другие симптомы могут сохраняться дольше. О них мы поговорим чуть позже. При более тяжелой травме может происходить разрыв аксона внутри его оболочки, тогда как сама оболочка остается неповрежденной. Участок аксона, отделенный при разрыве, разрушается (такой процесс называется валлеровской дегенерацией), но, поскольку оболочка остается нетронутой, со временем аксон регенерируется, вырастая вдоль сохранившейся оболочки. В этом случае неврологические последствия бывают более тяжелыми и долговременными. Восстановление нервных функций происходит по мере регенерации нейронов, но в этот процесс часто вкрадываются ошибки, приводящие к образованию рубцов в местах повреждения аксонов, что может помешать их полной регенерации. В результате остаточные симптомы и неврологические расстройства являются распространенными осложнениями при таких травмах. Полное восстановление может занять год и больше. Медицинское название такого вида травм — аксонотмезис.

Наконец, в худшем случае травмирующая сила настолько велика, что приводит к полному разрушению нейрона: аксона, вспомогательных структур и миелимоиой оболочки. Нервные волокна полностью разрываются. Это необратимая травма, при которой восстановление уже невозможно: пострадавший мгновенно теряет сознание и входит в состояние глубокой комы. Такие черепно-мозговые травмы часто сопровождаются травмами других частей тела, и в этих случаях процент летальных исходов очень высок. Типичные причины таких травм — автомобильные и мотоциклетные аварии. Со временем место травмирования нервных волокон рубцуется, и любые попытки аксонов регенерироваться заканчиваются ничем, поскольку они не могут преодолеть рубец, блокирующий им путь внутри оболочки. Медицинский термин для таких травм — нейротмезис. Последние два типа черепно-мозговых травм часто называются диффузным аксональным повреждением головного мозга (ДАП).

Такие травмы затрагивают все три уровня — макро-(анатомический), микро-(клеточный) и биохимический. Травматические изменения можно увидеть на снимках мозга, полученных при помощи магнитно-резонансной и компьютерной томографии: они представляют собой небольшие кровоизлияния на границе серого и белого вещества.

Врачи часто называют такие травмы «сдвиговыми» (shear injury) в силу того, что в результате разного ускорения слоев происходит сдвиг коры по границе с серым веществом и, как следствие, разрыв аксонов. Если пострадавший выживает, он, как правило, становится инвалидом. При наиболее тяжелой степени повреждения, нейротмезисе, выживший обречен оставаться в перманентном вегетативном состоянии. У пациента сохраняются вегетативные и двигательные рефлексы, однако он перестает быть мыслящим существом. Он не может говорить, не воспринимает сигналы извне, не осознает себя и не узнает окружающих. Его кормят через трубку, вставленную непосредственно в желудок или тонкий кишечник. Обычно ему делают трахеостомию, чтобы очистить дыхательные пути и облегчить дыхание. Такому пациенту требуется круглосуточная помощь на протяжении всей оставшейся жизни.

Существует еще одна особенность анатомии головного мозга, которую надо объяснить, чтобы вы в полной мере поняли патофизиологию ЧМТ. Мозг — очень мягкий орган, заключенный в очень жесткий и неэластичный контейнер — черепную коробку. Внутри черепной коробки мозг находится в жидкой среде, которая называется спинномозговой жидкостью (СМЖ). Спинномозговая жидкость образуется в желудочковой системе, которая состоит из четырех полостей (желудочков), находящихся в центре головного мозга. Эта жидкость заполняет желудочки и из них выходит через три отверстия, расположенные у основания мозга в специальные резервуары (цистерны). Далее она циркулирует под паутинной оболочкой, окружающей всю поверхность головного и спинного мозга, — по так называемому подпаутинному пространству. Именно эта жидкость отбирается при спинномозговой пункции для диагностики заболеваний нервной системы — менингита и многих других.

Обычно череп и головной мозг движутся как единое целое, и любое воздействие силы, прилагаемое к черепу, передается и на головной мозг — примерно так, как я объяснял выше, то есть в соответствии со вторым законом Ньютона. При воздействии большой силы, резком ускорении или торможении, мозг смещается внутри черепной коробки и ударяется о ее внутреннюю стенку.

Когда я объясняю это своим студентам, я использую для иллюстрации емкость с желе. Я беру ее и сильно встряхиваю. В результате резкой остановки желе начинает смещаться внутри емкости взад-вперед, наталкиваясь на ее стенки. При резкой остановке головы человека с его мозгом происходит то же самое. Как я уже говорил, серое и белое вещество сдвигаются относительно друг друга, в результате чего повреждаются аксоны, а кроме этого, плавающий в спинномозговой жидкости мозг раскачивается и ударяется о черепные кости. Сначала он наталкивается на ту сторону черепа, в направлении которой происходило движение, после чего отскакивает в обратном направлении и бьется о противоположную сторону. Например, если вы бежите с мячом по футбольному полю и сталкиваетесь лоб в лоб с защитником, ваша голова резко тормозит, однако мозг по инерции продолжает движение; в результате он бьется о внутреннюю поверхность вашей лобной кости, затем отскакивает назад и бьется о внутреннюю поверхность затылочной кости.

Эту травму называют ударно-противоударной. Ударная травма возникает при ударе мозга о череп в направлении движения. Противоударная травма происходит в зоне, прямо противоположной точке удара, в результате отскакивания (рикошета) мозга.

Такова типичная механика травм, приводящих к сотрясению мозга. Если травмирующая сила более значительна, может возникать ушиб головного мозга. В этом случае происходит повреждение мозговых тканей, сопровождающееся кровотечением, поэтому при компьютерной томографии ушиб выглядит как очаг повышенной плотности из-за скопившейся крови (в отличие от сотрясения, которое не обнаруживается компьютерной томографией). При ударно-противоударном ушибе мозга можно увидеть два таких очага, находящихся на прямо противоположных сторонах. Если кровотечение сильное, кровь может выходить на поверхность мозга и скапливаться между мозгом и черепом. Образуется субдуральная гематома. При достаточно больших размерах она может привести к летальному исходу, и потому требуется срочная операция по ее удалению. К счастью, на спортивных состязаниях такое случается редко.

В спорте чаще всего встречаются самые легкие формы ЧМТ, в соответствии с логической аксиомой, утверждающей, что чаще всего случаются наиболее вероятные вещи. У нас, врачей, есть поговорка: «Когда вы слышите стук копыт, думайте о лошадях, а не о зебрах». Другими словами, когда вам нужно поставить диагноз на основе комплекса симптомов, начинайте с самых распространенных и типичных причин («лошадей»), а не с редких и необычных («зебр»). В русле этой логики я часто диагностирую у пациентов сотрясения мозга, особенно в теплое время года, когда люди начинают много двигаться на свежем воздухе.

Ушибы встречаются реже, еще реже — диффузные аксональные повреждения, но тем не менее и они не являются чем-то совсем невозможным. Я начал свой обзор с описания легкой формы ЧМТ, сотрясения мозга. Что же происходит после получения этой травмы? После некоторых сотрясений мозг полностью восстанавливается уже через несколько часов, хотя в большинстве случаев восстановление занимает несколько дней. Нередко симптомы могут сохраняться в течение нескольких недель или месяцев, но в конце концов исчезают. Хотя для самого пострадавшего это «в конце концов» может показаться бесконечным.

Совокупность симптомов, развивающихся после легкой ЧМТ, называют посткоммоционным синдромом. Возможные жалобы пациентов с этим синдромом составляют длинный список, симптомы могут возникать как вместе, так и по отдельности. Головная боль — отличительный признак синдрома — встречается практически у всех перенесших сотрясение мозга. Головокружение, нарушение зрения, проблемы с равновесием, звон в ушах, изменения личности, потеря памяти, трудности с концентрацией внимания, невозможность сосредоточиться на продолжительное время, ухудшение способности к обучению, бессонница и хроническая усталость — вот лишь некоторые из проблем, которые я видел у пациентов с ЧМТ. Последние исследования расширяют эту картину, показывая, насколько коварными и опасными могут быть кумулятивные эффекты повторяющихся легких ЧМТ. Накопленные данные указывают на то, что кажущиеся незначительными травмы могут вызывать серьезные и со временем инвалидизирующие изменения в анатомии головного мозга.

В редких случаях посткоммоционный синдром может длиться всего несколько часов. Но чаще всего он продолжается несколько дней или недель, а иногда до нескольких месяцев и даже года. Специфической терапии в случае посткоммоционного синдрома нет, но возможно симптоматическое лечение. Головная боль снимается медикаментозно, при стойких изменениях когнитивных функций применяется психологическое консультирование. Вестибулярная терапия, одно из направлений физиотерапии, помогает справиться с такими симптомами, как нарушение равновесия и походки и ухудшение зрения. Но главный целитель — это время, потому что посткоммоционный синдром относится к разряду самокупируемых состояний. Как и обычная простуда, которая, как всем известно, длится неделю, если ее не лечить, и всего семь дней, если лечить, этот синдром со временем проходит сам собой. Однако его симптомы всегда неприятны и при наихудшем развитии событий возможны необратимые осложнения. После исчезновения всех симптомов человек считается полностью восстановившимся после травмы.

Бокс и травмы

Считается, что для маленьких детей с сотрясением мозга лучшее лечение — полный когнитивный покой. Иначе говоря, надо устранить все, что провоцирует умственную деятельность: никакого посещения школы, чтения, просмотра телевизора, видео и компьютерных игр, общения с друзьями. Ничего. Как отец троих детей, которые когда-то были маленькими, я думаю, что выполнить такое предписание практически невозможно. Кроме того, я не уверен, что исследования подтвердили бы эффективность столь радикального метода лечения, и мне интуитивно кажется, что расстроенные чувства ребенка, отрезанного от внешнего мира и всех удовольствий, делают подобное лечение контрпродуктивным. Я рекомендую своим пациентам как можно больше спать и отдыхать, избегать любых стрессов, по возможности сделать временный перерыв в работе или учебе и в целом вести более спокойный образ жизни. Я не запрещаю им заниматься теми порой необходимыми видами деятельности, которые легко переносятся, и постепенно разрешаю увеличивать активность. Я полагаюсь на свой ключевой принцип, который гласит: все, что не больно, то хорошо. Любая деятельность, которая не вызывает и не усугубляет симптомов, позволительна. В большинстве случаев людям можно доверять — они будут делать правильные вещи, — достаточно лишь немного ими руководить. Этот лечебный подход я использовал на протяжении 30 лет и буду следовать ему и дальше, пока неопровержимые доказательства не заставят меня изменить мою точку зрения.

Что же касается того вида деятельности, который непосредственно вызвал травму, к нему можно вернуться после того (и только после того), как исчезли все симптомы. Как правило, речь идет о контактных видах спорта, самым вопиющим примером которых является бокс. Другие типичные примеры — американский и обычный футбол, лякросс, хоккей, баскетбол, прыжки в воду, а также испытания лошадей (скачки и бега). Если существует вероятность повторного травмирования головы, возвращаться к этому виду активности до полного исчезновения симптомов крайне опасно. Джулиан Бейлз, до 2011 года заведовавший кафедрой нейрохирургии в Медицинской школе Университета Западной Вирджинии (Моргантаун, штат Западная Вирджиния), посвятил изучению легких ЧМТ несколько десятилетий. Он исследовал травмы футболистов из команды Питтсбурге кого университета, входящей в 1-й дивизион Национальной ассоциации студенческого спорта, и команды Pittsburgh Steelers («Питтсбургские сталевары»), входящей в Национальную футбольную лигу. Сейчас доктор Бейлз работает в Университетском госпитале Северного побережья (Эванстон, штат Иллинойс) и в Чикагском университете.

Такой выбор объектов для исследования ЧМТ имеет очевидные преимущества. Все эти люди — спортсмены с высокой мотивацией, увлеченные своим видом спорта, и они рассматривают травмы как досадную помеху и стремятся как можно быстрее вернуться к игре. В любом научном исследовании результаты наиболее надежны, если устранены факторы, которые могут исказить эти результаты. При исследовании сотрясений мозга одним из таких факторов является неопределенность в отношении того, как долго сохраняются симптомы посткоммоционного синдрома. Например, если потерпевший не хочет возвращаться к прежней работе или обращается в суд в связи с получением травмы, он может намеренно преувеличивать длительность сохранения симптомов ЧМТ. И наоборот, спортсмен, который с крайним нетерпением ждет, когда он сможет вернуться в игру, симулировать симптомы не будет. Здесь возникает обратная проблема. Спортсмены склонны преуменьшать или вообще отрицать наличие стойких симптомов. Разумеется, есть специальные тесты для определения того, насколько человек восстановился после травмы, но они не являются абсолютно надежными. Вы ведь помните, что симптомы посткоммо­ционного синдрома в значительной степени субъективны и в большинстве случаев не могут быть измерены. Если человек говорит, что у него продолжаются головные боли или головокружение, или, наоборот, отрицает наличие этих симптомов, тогда как в действительности они остались, нет никаких объективных тестов, которые могли бы подтвердить или опровергнуть его слова.

Бейлз и его команда из Института исследований черепномозговых травм в Университете Западной Виргинии осуществляли тщательное неврологическое и психологическое обследование членов команд в начале и конце сезона. Игроки, получившие ЧМТ, проходили дополнительное обследование. Для контроля за ЧМТ использовалась магнитно-резонансная и позитронно-эмиссионная томография.

В 2008 году Бейлз представил некоторые результаты своих исследований в докладе перед конгрессом. Изучая состояние бывших игроков Национальной футбольной лиги, он обнаружил на удивление высокую распространенность когнитивных нарушений. Бывшие игроки гораздо чаще страдали умеренными когнитивными расстройствами, чем их ровесники (брались средние показатели по возрастной группе населения), причем единственным значимым фактором риска было наличие трех и более сотрясений мозга в период профессиональной карьеры. В этих случаях вероятность развития умеренных когнитивных расстройств возрастала в пять раз! Более того, согласно прогнозам, у большинства этих бывших спортсменов в течение ближайших десяти лет можно было ожидать развитие болезни Альцгеймера.

Второе исследование было посвящено психологическим последствиям. Было установлено, что 11% бывших спортсменов страдали депрессиями, что опять же в три раза превышало аналогичный показатель для населения в целом. Фактором риска было все то же троекратное сотрясение мозга.

Еще одно тревожное открытие, сделанное благодаря более тщательному изучению легких ЧМТ, касалось так называемого синдрома повторного сотрясения. Было обнаружено, что при повторной травме мозга существенно возрастает вероятность более серьезных повреждений, даже если механизм травмы похож на предыдущий. По каким-то неясным пока причинам мозг становится более уязвимым. Период потери сознания и дезориентации во многих случаях длится дольше. Симптомы посткоммоционного синдрома проявляются в более тяжелой форме и сохраняются на протяжении более длительного времени. Также повышается вероятность стойкого необратимого повреждения мозга.

Сотрясения мозга положили конец карьерам некоторых известных спортсменов и, скорее всего, продолжат прореживать их ряды. Стив Янг, нападающий команды «Сан-Франциско Форти Найнерс» (San-Francisco 49ers), включенный в Зал славы Национальной футбольной лиги, провел четырнадцать сезонов в период в 1985 по 1999 год. У него было семь только официально задокументированных сотрясений мозга, а фактически, вероятно, гораздо больше. Хотя он планировал провести 15-й сезон, состояние здоровья вынудило его уйти в отставку.

Эрик Линдрос из НХЛ завершил карьеру по той же причине. Имея рост 1 м 94см и вес почти 110кг, он был выбран 1-м номером в драфте НХЛ 1991 года. Его габариты, скорость и сила предрекали ему будущее суперзвезды. Когда он был здоров, он действительно был фаворитом. В 1995 году ему была присуждена награда «Харт Мемориал Трофи» как самому ценному игроку лиги. К сожалению, травмы буквально преследовали его. У него было восемь сотрясений мозга, однако в те времена эти травмы не считались столь серьезными, как сейчас. Играя за команду «Филадельфия Флайерз», Лин­дрос даже выступил с публичными обвинениями в адрес руководства и врачей команды, утверждая, что те ненадлежащим образом относились к его травмам. В 2007 году, после пятнадцати сезонов, он также ушел в отставку.

Бокс, как ни один вид спорта, изобилует примерами многократных травм головы и их печальных последствий. На протяжении всего времени его существования было известно, что у боксеров, проведших много лет на ринге, может развиваться необратимое повреждение мозга, имеющее множество красочных наименований, в том числе «боксерская деменция» и «боксерское слабоумие». «Боксерское слабоумие» относится к категории хронических травматических энцефалопатий. Это состояние развивается медленно, но неуклонно в течение нескольких лет в результате многочисленных ударов в голову. Наиболее опасны нокауты — эти удары настолько сильны, что ведут к временной потере сознания. Однако вообще любой удар в голову, даже джеб, вызывающий резкое движение головы, оставляет свой отпечаток на мозге. Со временем нейроны, образующие нейронную сеть с триллионами связей, которая обеспечивает нормальное функционирование мозга, начинают отмирать, и развивается слабоумие.

По сопровождающим ее функциональным изменениям «боксерская деменция» сходна с болезнью Альцгеймера — дегенеративным заболеванием центральной нервной системы, ведущим к старческому слабоумию. Болезнь Альцгеймера довольно распространена в США, и большинство из вас знает, насколько разрушительны и страшны ее последствия. С боксерами происходит то же самое. Исчезает ясность мышления. Больной теряет способность самостоятельно выполнять даже самые простые действия — не может, например, почистить зубы. Стремительно ухудшается кратковременная память — человек не помнит, что он только что сделал. Долговременная память сохраняется дольше, но со временем больной перестает узнавать даже самых близких людей и заново знакомится с ними при каждой встрече.

О какой-либо самостоятельности не может быть и речи. На ранних стадиях заболевания человек обычно еще живет дома под присмотром родных; те, однако, не в состоянии следить за ним постоянно, и в конце концов случается какая-нибудь беда. Больной может включить газовую плиту и вызвать пожар или, что бывает гораздо чаще, выйти из дома и потеряться, так как не помнит ни своего имени, ни адреса. В некоторых случаях больных приходится помещать в дома для престарелых под круглосуточную опеку. По мере прогрессирования болезни человек перестает самостоятельно передвигаться, и ему требуется инвалидная коляска. После того как теряется способность самостоятельно сидеть, конец жизни уже близок, и страдалец встречает его лежа скрюченным на больничной кровати, ничего не понимая и не узнавая членов своей семьи, ставших для него чужими людьми. Несколько известных боксеров предположительно были жертвами «боксерской деменции». Среди них Флойд Паттерсон, Джерри Кварри, Майк Кварри, Шугар Рэй Робинсон и Мелдрик Тейлор5. У некоторых из этих спортсменов карьера закончилась довольно рано. У других симптомы де­менции развились только после того, как они добровольно покинули ринг, но их жизни также были разрушены этим заболеванием. Пожалуй, самым известным боксером, пострадавшим от связанного с боксом повреждения головного мозга, был Мухаммед Али. У него диагностировали болезнь Паркинсона, однако Али продолжал вести активную публичную жизнь, несмотря на прогрессирование неврологических симптомов. Болезнь Паркинсона — еще один вид хронической посттравматической энцефалопатии. Она представляет собой дегенеративный процесс, связанный с разрушением и гибелью нейронов — прежде всего в черной субстанции, а также в других отделах головного мозга. Поврежденные в результате многократных ударов в голову (в случае Али) нервные клетки начинают вырождаться и производить слишком мало нейромедиатора дофамина, необходимого для нормального функционирования мозга.

Бокс и травмы

Болезнь Паркинсона — самое распространенное заболевание из группы моторных расстройств. Ранние симптомы обычно затрагивают мышечную функцию. Дрожание рук (тремор), мышечная скованность, нарушение осанки, шаркающая походка и замедление движений (брадикинезия) — типичные и изнурительные симптомы. Лекарства, стимулирующие выработку дофамина, такие как Sinemet, могут значительно облегчить симптомы болезни, но у них есть негативные побочные эффекты и со временем они могут терять эффективность. Глубокая стимуляция мозга путем введения в таламус электродов, подключенных к имплантированному электрогенератору, позволяет существенно уменьшить ряд наиболее устойчивых симптомов, таких как мелкий тремор, и сегодня считается наиболее перспективным методом лечения паркинсонизма.

На более поздних стадиях болезни Паркинсона часто развивается слабоумие, причем одним из факторов риска является кумулятивный эффект повторных сотрясений мозга. Все виды деменции имеют сходное клиническое течение болезни. Темпы снижения умственных способностей варьируются от пациента к пациенту, но направление всегда одно — вниз. Вызвано ли это дегенеративными процессами неизвестной природы или многократными ударами по голове, как в боксе, результат одинаков. И всегда печален.

В любительском боксе ситуация чуть лучше. В нем обязательно используются защитные шлемы и протекторы для тела, а тренеры озабочены не только техникой боя, но и безопасностью спортсменов. В результате уровень травматизма здесь гораздо ниже, чем среди профессионалов. Но бокс похож на курение сигарет. Нет способа выкурить сигарету, не нанеся вреда своему здоровью. Бокс плох во всех своих проявлениях. Ни один шлем не избавит вас от возможности получить сотрясение мозга. На самом деле повреждение мозгу наносит не перчатка, бьющая по голове. Мозг наносит повреждение сам себе, когда раскачивается взад-вперед внутри черепной коробки и бьется о ее стенки. Результат одинаков. И всегда печален. Я повторяю: бокс должен быть запрещен.


Дорогие читатели, если вам понравилась статья — поделитесь ссылкой с друзьями и близкими, и мы продолжим радовать вас интересным и полезным контентом, который поможет вам сохранить здоровье и долголетие :)

Добавить комментарий