здоровье всей семьи

Марафон и другие экстремальные виды спорта

Марафон и другие экстремальные виды спорта.

В 546 году до н. э. Персия захватила Ионию в Малой Азии. Однако греки-ионийцы, составлявшие основную часть населения этой области, не смогли долго терпеть гнет персидских захватчиков и восстали. Греки пришли на помощь своим соотечественникам, и началась эпоха греко-персидских войн, длившаяся с 499 до 449 года до н.э.

В 490 году до н. э. персидское войско под командованием полководцев царя Дария высадилось неподалеку от Афин в городе Марафон. По одним оценкам, их войско насчитывало 25 000 воинов, другие называют цифру 70 000′. Греческой армией командовал афинянин Мильтиад, который много лет жил в Персии и был знаком с военной тактикой персов. Греков было всего 10 000, так как Спарта отказалась своевременно отправить подкрепление. Тем не менее грекам удалось окружить и разгромить персов, что стало поворотным моментом в войне.

Это была первая победа греческой армии над персидской. Однако, когда персы погрузились на корабли, Мильтиад увидел, что они направляются не в сторону Персии, а в сторону Афин. Чтобы сообщить о победе и предупредить Афины о предстоящем прибытии врага, Мильтиад отправил с посланием греческого воина Фидиппида, который должен был опередить персидские корабли. Расстояние от Марафона до Афин по суше, составлявшее примерно 42 км, было намного короче, чем путь, который предстояло проплыть персам по морю. Фидиппида выбрали не случайно. Он был профессиональным гонцом, то есть отличным бегуном. В то время просто не существовало других способов срочной передачи информации на большие расстояния (почему греки не использовали лошадей, я не знаю).

Согласно историку Геродоту, перед сражением тот же Фидиппид бегал из Марафона в Спарту, чтобы попросить подкрепления, но безуспешно. Он пробежал дистанцию примерно в 240 км за два дня, что является не таким уж великим подвигом для профессионального бегуна3. Современные бегуны на длинные дистанции преодолевают около 150 км за 20 часов. Поэтому пробежать 240 км за 48 часов с промежуточным отдыхом — это вполне нормально. В память об этом событии между Марафоном и Спартой сегодня проводятся марафонские забеги, и рекордное время составляет меньше 26 часов. Разумеется, Фидиппиду пришлось пробежать это расстояние дважды, чтобы сообщить Мильтиаду об отказе спартанцев.

Неизвестно, как долго длилось сражение при Марафоне, но, когда оно окончилось, Фидиппид совершил свой знаменитый кросс до Афин. Он покрепче завязал свои сандалии, наелся пахлавы, чтобы зарядиться углеводами, и отправился в первый и самый известный в истории марафон. Он доставил послание и тут же скончался. Зачем я вам это рассказываю?

Задумаемся: опытный профессиональный бегун успешно совершает забег на 480 км, предположительно несколько дней отдыхает, участвует в сражении, затем совершает относительно короткий забег на 42 км. И умирает. В ознаменование этого события спортивная субкультура создала новую спортивную дисциплину: бег на длинные дистанции.

Марафонский забег всего лишь стал первым в постоянно расширяющейся линейке экстремальных видов спорта. Со временем бег на длинные дистанции был дополнен плаванием на длинные дистанции и велогонкой на длинные дистанции, что дало рождение современному триатлону. Сегодня в триатлоне проводятся соревнования на разные дистанции, от разумных до абсурдных. Наглядный пример последнего — состязания Ironman («Железный человек»), которые включают плавание в открытом океане на 3,86 км, велогонку по пересеченной местности на 180 км и марафонский бег по шоссе на 42 км. Для наглядности вот вам два печальных факта из новейшей истории марафона.

9 октября 2011 года во время ежегодного Чикагского марафона 35-летний пожарный из Северной Каролины упал и умер на месте, не добежав до финиша меньше 500 метров. 19 ноября 2011 года во время Филадельфийского марафона умерли двое: 22-летний студент и 40-летний триатлонист.

Такие новости всегда производят сенсацию. Они привлекают наше внимание и дают скептикам вроде меня хороший повод ткнуть в лицо любителям спорта: «Ага! Вот видите? Спорт убивает!» К счастью, смертельные случаи в марафоне редки. В ходе исследования, результаты которого опубликованы в журнале The American Journal of Sports Medicine в 2012 году, был изучен уровень смертности среди марафонцев в период с 2000 по 2009 год. Опираясь на доступную информацию из новостных и спортивных баз данных, ученые установили, что в этот период в США в марафонах участвовали более 3,7 млн человек. Из них во время забегов умерли 28 человек, что составляет очень небольшую долю, намного меньше одного процента (для педантов — 0,00076%).

Марафон и другие экстремальные виды спорта

Среди них было шесть женщин и 22 мужчины. К сожалению, средний возраст умерших был небольшим — всего 41,5 года. Половина из этих 28 человек была младше 45 лет. Среди лиц старше 45 лет причина смерти в 93% случаев была ожидаемой — инфаркт в результате атеросклеротической болезни сердца (отвердения артерий). В возрастной группе до 45 лет причины смерти были разнообразными, но в основном бегуны умерли из-за внезапной остановки сердца по неизвестной причине. Я предполагаю, что Фидиппид скончался по этой же причине, хотя о его возрасте история умалчивает. Даже если бы я нашел его могилу, я не сумел бы прочитать даты жизни на могильном камне — скорее всего, они были бы написаны на древнегреческом, а я не знаю даже его современного варианта. Думаю, вы поняли, на что я намекаю.

Будучи одним из тех, кто не испытывает ни малейшего желания подвергать себя подобным физическим наказаниям, я не могу представить, что заставляет людей заниматься такими видами спорта. Поэтому далее я ограничусь тем, что пролью свет на опасности, присущие таким самоистязаниям, а также постараюсь дать физиологическое объяснение того, почему некоторые люди добровольно выбирают эти спортивные занятия. Но вначале я хотел бы уточнить название этой главы. На самом деле экстремальные виды спорта — это отдельная категория, в которую входят три основных вида: скейтбординг, В MX* и сноубординг. Они широко распространены, особенно среди молодежи, а первыми двумя занимаются в основном мужчины. Сноубординг настолько популярен, что на многих горнолыжных курортах число сноубордистов превышает число горнолыжников. Если вы относитесь к представителям молодого поколения, скорее всего, в своей жизни вы занимались или продолжаете заниматься каким-нибудь экстремальным видом. Если вы принадлежите к старшему поколению, этим занимаются ваши дети. В большинстве дискуссий об экстремальных видах спорта в их число не включаются упомянутые мной марафон и триатлон. Обычно к этой категории относят только те виды, которыми занимаются в абсурдно опасных условиях или которые включают опасные для жизни спортсменов трюки. Помимо досок и велосипедов, здесь задействуется широчайший спектр других устройств и объектов, способных «добавить экстрима». Вот несколько примеров:

— бейсджампинг (BASE-джампинг) — прыжки с неподвижных объектов с парашютами различных видов. BASE — аббревиатура от английских слов Building (здание), Antenna (антенна), Span (перекрытие, мост), Earth (земля, скалы);
— велокросс по бездорожью и склонам с нестабильной поверхностью, такой как песок, грязь;
— катание на лыжах и сноуборде по платформам различной формы;
— катание на роликовых коньках по бетону, асфальту и платформам различной формы с твердой поверхностью и отвесными стенками;
— скейтбординг на аналогичных поверхностях;
— катание на водных досках, приводимых в движение парусом, парашютом или катером;
— все виды спорта с использованием мотоциклов, гидроциклов и других моторизованных средств: высокие скорости и практически никакой защиты для спортсмена.

Я помню свой первый скейтборд, который был у меня в подростковом возрасте. Скейтбординг появился еще в 1940-х годах, но стал популярен только в 1960-е, на волне повального увлечения серфингом в Калифорнии6. Дуэт «Джен и Дин» также прокатились на этой волне и воспели скейтбординг в хите «Серфинг на тротуаре» (Sidewalk surfing), попадавшем в ведущие нарты. Я увлекся скейтбордингом примерно в то же время и вскоре достиг вполне приличного уровня. По мере повышения мастерства я начал экспериментировать со все более сложными и рискованными трюками. Несмотря на множество опасных падений, травмы я получал несерьезные и, прежде чем одно из таких падений закончилось катастрофой, к счастью, потерял интерес к скейтбордингу и прекратил свои экзерсисы.

Но другие не отказались от своих юношеских увлечений, продолжали их развивать и в конце концов добились для них статуса официальных спортивных дисциплин. В 1995 году американский спортивный канал ESPN осознал растущий интерес к экстремальному спорту и способствовал проведению летом того же года первых Всемирных экстремальных игр (X-Games). В них были включены соревнования по скейтбордингу, банджи-джампингу, ВМХ, велоспорту-маунтинбайку, уличному санному спорту, мотокроссу и др. В 1997 году ESPN организовал первые Всемирные зимние экстремальные игры, включавшие такие дисциплины, как сноубординг, состязания на снегоходах и лыжные виды. Игры X-Games узаконили экстремальные виды, пополнили армию их любителей тысячами новобранцев из числа зрителей и телезрителей и привлекли массу других игроков, желавших поучаствовать в этом новом и высокоприбыльном рынке.

Экстрим привлекает людей тем, что дает им острые ощущения, которых так не хватает в современной жизни. Лучшие спортсмены-экстремалы часто становятся знаменитостями, особенно среди подростков и молодежи. Их фотографии появляются на обложках популярных журналов, таких спортсменов активно продвигают в СМИ и Интернете, а производители одежды, спортивных напитков и спортивного питания заключают с ними дорогостоящие рекламные контракты. Поскольку снаряжение для этих видов спорта, особенно скейтборды и велосипеды, вполне доступно по деньгам, а заниматься ими можно в любом дворе или на улице, они чрезвычайно популярны среди подростков.

Мою озабоченность вызывают не те немногочисленные спортсмены, которые еще детьми забираются на доску или велосипед, проявляют недюжинный талант и в конце концов делают успешную спортивную карьеру. И не взрослые люди, поскольку редкий взрослый, ездящий на велосипеде или скейтборде, будет делать опасные трюки. Главный предмет моей озабоченности — дети. Почти все дети ездят на велосипедах. Многие катаются на скейтбордах и сноубордах. Мои дети увлекались всем вышеперечисленным. Но даже «родители-вертолеты» не могут уследить за каждым шагом своих любимых чад. А для того чтобы найти или самим соорудить рампу, подбрасывающую велосипедиста или скейтбордиста на несколько метров в воздух, и прокатиться по этой рампе, не требуется много времени и ума. Поэтому мой совет: родители, будьте бдительны!

Марафон и другие экстремальные виды спорта

Учитывая безграничность человеческой фантазии и способность адаптировать свои увлечения к своим доходам, некоторые люди расширяют границы экстремального спорта до абсурда, граничащего с безумием. Вот некоторых из таких опасных игр:
— вулканобординг (название говорит само за себя);
— трейнсерфинг — «серфинг» на крыше движущегося поезда;
— крокодайл-банджи — прыжки с высоты с эластичным канатом в воду, кишащую крокодилами.

Еще есть мой любимый эйркикинг: с помощью катапульты человека запускают в воздух на высоту нескольких метров с приземлением в наполненный водой или пеной бассейн. Эта идея не нова: еще в начале прошлого века в знаменитом цирке Барнума и Бейли показывали номер «Человек-ядро». Новым является то, что сегодня этот популярный цирковой номер стал называться спортом. Поскольку в Древнем Риме цирком называли стадион для проведения смертоубийственных гладиаторских боев, мне кажется, эйркикинг вполне вписывается в эту жестокую традицию.

В августе 2013 года на сайте RationalWorldview.com была опубликована статья, в которой автор перечислял опасности, связанные с этими видами спорта, и призывал обратить внимание на проблему растущего травматизма. В статье рассказывалось о нескольких известных спортсменах, которые получили тяжелые травмы головы или позвоночника, приведшие к параличу или смерти. В ней цитируются слова одного пострадавшего байкера-экстремала: «Зрители хотят, чтобы мы делали безрассудные вещи, сталкивались и падали… потому что это возбуждает толпу… Это то, что толпа любит».

Экстремальные виды спорта не только доходят до крайностей. Они постоянно раздвигают границы этих крайностей. Поскольку эти виды спорта не контролируются ни государством, ни собственными саморегулируемыми организациями, они становятся все более рискованными и опасными. Во время первых Всемирных зимних экстремальных игр высота стен халф-пайпа для сноубординга составляла чуть больше 3,5 метра, сегодня она достигает почти 7 метров. Мегарампа, которую скейтбордисты и ВМХ-байкеры используют для воздушной акробатики, возвышается на 19 метров. В статье на ресурсе RationalWorldview.com говорится, что эти виды спорта превратили спортсменов в потенциальных смертников: «Зрители хотят увидеть не просто спортивное состязание — они хотят увидеть, как спортсмены рискуют головой»9. И вновь призрак гладиаторских боев витает над спортивной ареной.

В медицине существует такое понятие, как ЛД50, или полулетальная доза, — это доза вещества, вызывающая смерть у 50% принявших его людей. Сегодня этот термин используется не только в отношении лекарств. Например, этот показатель может применяться к высоте, при падении с которой на твердую поверхность погибает половина упавших. ЛД50 для высоты падения составляет примерно 9 метров. Следовательно, если речь идет о мегарампе со стенами высотой 19 метров, риск смерти при падении намного превышает 50%.

Автор статьи на RationalWorldview.com занимает твердую позицию в отношении того, кто виноват и что делать. Основную вину он возлагает на организаторов и спонсоров подобных мероприятий, которые получают огромные прибыли в ущерб безопасности спортсменов. Он призывает запретить наиболее опасные элементы в каждой дисциплине, а также положить конец нововведениям, повышающим уровень риска. «Давайте начнем с ограничения высоты халфпайпов и суперпайпов», — предлагает он.

Для сравнения возьмем снаряжение для любого официального вида спорта, например гимнастические снаряды, такие как бревно и брусья. Они стандартизированы и не меняются на протяжении десятилетий. Их не усложняют каждый раз по мере повышения профессионализма спортсменов. Однако в экстремальных видах спорта такие изменения вносятся регулярно, причем их цель — повысить не профессионализм спортсменов, а уровень опасности. Статья на RationalWorldview.com завершается призывом ввести такие же строгие правила и “параметры, которые существуют в традиционных видах спорта. В противном случае, считает автор, эти соревнования будут больше похожи на смертельное шоу, чем на спорт.

Я с ним полностью согласен. В основе традиционных спортивных состязаний лежит человеческое стремление помериться силами и превзойти соперника. В основе современных экстремальных видов спорта лежит стремление заработать деньги. Если бы их развитие действительно основывалось на здоровом духе состязательности, мы бы не наблюдали умышленного усиления и без того присущего этим видам компонента риска. Как в гладиаторских боях в Древнем Риме, в нынешних соревнованиях по экстремальным видам организаторы стремятся подвергнуть спортсменов как можно большей опасности. Если из-за безответственности и ослепленности финансовыми выгодами эта индустрия будет развиваться в том же направлении, государству в конце концов придется вмешаться и взять ситуацию под свой контроль. К сожалению, такое часто случается только после череды трагических событий и их публичного осознания. Чьи дети станут жертвами?

В последние двадцать лет на спортивную арену вышел еще один экстремальный вид тренировок, также основанный на философии спорта без границ, — кроссфит. Кроссфит считается подходящим практически для всех возрастных групп взрослых и даже для детей. В интернет-версии журнала U. S. News and World Report от 31 июля 2012 года был опубликован отчет, в котором говорилось о росте популярности этого метода тренировок. Изначально он был разработан для подготовки военных, пожарных и полицейских, но в последние десять лет вышел в большой мир и сегодня тысячи фитнес-клубов предлагают свои программы тренировок, разработанные на основе этого метода. Как и в других экстремальных видах спорта, в кроссфите появились свои профессиональные спортсмены и стали проводиться международные соревнования. Кроссфит представляет собой универсальную программу тренировок, нацеленную на повышение силы и выносливости спортсмена благодаря комбинации упражнений из аэробики, гимнастики, тяжелой и легкой атлетики и бодибилдинга. Упражнения выполняются с высокой интенсивностью и меняются каждый день. В кроссфите такие дневные комплексы называются «программами тренировки на день» (workouts of the day, или WODs), они выбираются в случайном порядке и могут включать самые разнообразные физические упражнения.

«Типичная программа тренировки на день может включать бег на 800 метров, два подхода по 22 подтягивания, дедлифты и выбросы штанги (полные приседания со штангой в руках с ее выбросом над головой при подъеме) и, наконец, еще один забег на 800 метров. Разнообразие упражнений и их высокая интенсивность повышают мышечную мощь и работоспособность, улучшают выносливость, ловкость, гибкость и т.д. Дневные программы тренировок никогда не бывают скучными и занимают немного времени, от 5 до 30 минут».

Автор статьи превозносит кроссфит, рассказывая о его положительном влиянии на свою жизнь. Другие члены кроссфит-клуба стали для нее «второй семьей», поскольку принятые в кроссфите групповые тренировки сплачивают и развивают дух товарищества. «Это веселый, интересный и эффективный метод тренировок, подходящий для каждого независимо от возраста, пола или уровня спортивной подготовки»13. Среди многочисленных положительных аспектов автор называет потерю веса, улучшение обмена веществ, регулирование кровяного давления, уровня глюкозы в крови, а также уровня инсулина и холестерина.

Марафон и другие экстремальные виды спорта

Семь лет назад Стефани Куперман нарисовала совсем другую картину. В статье в The New York Times, озаглавленной «Занимайтесь спортом, даже если это вас убивает», она рассказала историю Брайана Андерсона, сотрудника подразделения специального назначения из Такомы (штат Вашингтон)14. После особенно интенсивной 30-минутной тренировки по методу кроссфита, во время которой он выполнил два подхода по 50 махов 20-килограммовой гирей (он делал так называемые качели, когда гиря поднимается над головой, затем опускается вниз между ног и снова поднимается вверх), он почувствовал боль в спине и не смог ходить. К вечеру боль усилилась, и он был доставлен в отделение скорой помощи, где ему поставили диагноз рабдомиолиз (острый некроз скелетных мышц).

Рабдомиолиз возникает при быстром обширном разрушении клеток мышечной ткани, что приводит к выбросу их содержимого, в первую очередь белка миоглобина, в кровь. Если миоглобина высвобождается много, может развиться острая почечная недостаточность. Причины этого острого заболевания различны, одна из наиболее распространенных — интенсивная физическая нагрузка. Андерсон провел шесть дней в реанимации. Будучи крепким и здоровым мужчиной, он полностью восстановился и через полгода вернулся к тренировкам по кроссфиту, которые едва не уничтожили его почки, заявив: «Я вижу огромное преимущество кроссфита в том, что он позволяет дать телу такой уровень нагрузок, при котором мышцы начинают разрушать сами себя».

По словам Куперман, этот метод тренировок потенциально высокотравматичен, особенно для начинающих при отсутствии надлежащего контроля. Упор делается на количественные показатели: скорость выполнения упражнений, количество повторений, число повторных подходов, поднимаемый вес. Она цитирует предостережение Уэйна Винника, специалиста по спортивной медицине из клиники на Манхэттене: «Невозможно, чтобы неопытный новичок начал заниматься кроссфитом и не причинил себе вреда». Даже создатель кроссфита Грег Глассман сказал Куперман: «Это может убить вас. Я всегда открыто предупреждал об этом».

Далее автор статьи приводит диалог между сторонниками и критиками кроссфита. Владельцы фитнес-центров выражают обеспокоенность тем, что во время своих групповых тренировок кроссфитеры занимают много места, сильно шумят и зачастую перегружают тренажеры, что приводит к их поломке. Один владелец высказывает опасение, что метод тренировок, делающий акцент на скорости и количестве повторений, а не на правильном выполнении упражнений, будет вести к большому количеству травм среди членов его фитнес-клуба. Глассман возражает скептикам, указывая на то, что интенсивность тренировок действует как механизм предварительного отбора, отсекающий безвольных слабаков от настоящих крутых парней. По словам Глассмана, «если вы боитесь упасть с турника и сломать себе шею, мы не хотим видеть вас в наших рядах».

В отличие от экстремальных видов спорта, рискованность которых очевидна — понятно, что воздушная акробатика на большой высоте чревата серьезными травмами, — в кросс­фите присущие ему риски завуалированы. Они вряд ли известны новичку, который рассматривает кроссфит как быстрый путь к хорошей физической форме и с энтузиазмом приступает к тренировкам. Я всегда полагал, что в спорте, как и в любой другой сфере деятельности, следует доверять профессионалам. Тренеры должны грамотно учить нас премудростям того или иного спорта. Судьи должны обеспечивать безопасность состязаний. Персональные инструктора должны знать о физическом состоянии своих подопечных и не позволять им переходить границы, за которыми начинается территория травм. Сегодня эта точка зрения кажется мне наивной. Если имеешь дело с такими тренерами, как Глассман, самое главное — быть хорошо информированным.

Я никогда не понимал, в чем привлекательность экстремальных видов спорта, и у меня никогда не возникало желания заняться ими. Учитывая мою неприязнь к риску, я всегда считал их бессмысленными и испытывал сомнения в адекватности тех, кто ими занимается. Это относится и к кроссфиту. Я еще могу понять потребность в острых ощущениях, которая движет любителями экстрима. Нам всем время от времени нужны приливы адреналина, особенно в молодом возрасте. Но, поскольку получение острых ощущений сопряжено с широким спектром опасностей, большинству из нас хватает ума держаться в рамках более или менее разумной, относительно безопасной части этого спектра. Иногда мы можем превысить скорость на автомобиле или перебежать улицу на красный свет, а наиболее рисковые могут пройтись под переносной лестницей. Но почему некоторые люди по доброй воле стремятся подвергать себя серьезной опасности регулярно?

С эволюционной точки зрения это не имеет никакого смысла. Мы уже обсуждали биологический императив, заставляющий нас выживать и размножаться. От этого зависит сохранение вида. Мы запрограммированы природой избегать ситуаций, которые могут сделать нас недееспособными или убить. Значит, люди, которые готовы совершать воздушные сальто на велосипедах, прыгать со скал или доводить свои мышцы до самоуничтожения, запрограммированы несколько иначе или же в их программах произошел сбой?

Иоахим Фогт Исаксен задался тем же вопросом. В ноябре 2012 года он опубликовал в журнале Popular Social Science статью под названием «Психология экстремальных видов спорта: не психи, а наркоманы». Он приводит результаты опроса пятнадцати спортсменов-экстремалов, которые одинаково описали свой опыт. Все они сказали, что занятия экстремальными видами спорта способствовали их глубокой личностной трансформации и положительно отразились на прочих сферах их жизни. Кроме того, Исаксен установил, что в основе этого увлечения может лежать вполне реальная физиологическая причина.

Люди занимаются этими видами спорта, потому что получают от экстрима удовольствие. Кажется нелогичным получать удовольствие от опасности, но многократное повторение одной и той же опасной ситуации снижает реакции страха — и это объясняет, почему стены халфпайпов и рамп становятся все выше и выше. За последние десятилетия нейрофизиологи заметно продвинулись в своем знании нейрохимии мозга. Одним из наиболее изученных является вездесущий нейромедиатор дофамин — так называемый гормон счастья. Оказывается, нейроны выбрасывают дофамин всякий раз, когда организму удается спастись от смертельной опасности, и благодаря ему человек переживает эйфорию, всеохватывающее счастье и вообще испытывает оптимизм. «Дофамин играет важную роль в системах поощрения и мотивации головного мозга, и высокий уровень этого нейромедиатора способствует возникновению чувства благополучия. Следовательно, можно сделать вывод, что краткосрочное переживание страха и его преодоление может вести к долгосрочным положительным психологическим эффектам».

Марафон и другие экстремальные виды спорта

Исаксен считает, что преодоление опасностей в этих видах спорта сродни выживанию после тяжелой болезни или несчастного случая. Такие переживания могут вести к внутреннему перерождению и даровать ощущение полноты жизни. Однако у выбросов дофамина, стимулируемых экстремальными ощущениями, имеется и обратная сторона. Это вещество вызывает своего рода привыкание. «Мозгу в общем-то все равно, что вызывает приток дофамина — состояние влюбленности или банджи-джампинг. Для него неважно, насколько рискованна эта деятельность, — главное, чтобы она приводила к выработке нервных сигналов, активизирующих внутреннюю систему вознаграждения мозга».

Это аналогично эндорфиновой эйфории у бегунов на длинные дистанции. Эндорфины способствуют развитию у бегунов «зависимости» от бега и объясняют, почему спортсмены чувствуют себя плохо, когда пропускают тренировку: они просто не получают очередную «дозу». Разница заключается в том, что в этом случае выработка эндорфинов вызывается непосредственно физической активностью. В случае же экстремальных видов спорта выброс дофамина провоцируется не самой физической активностью, а сопровождающими ее опасностью и страхом. У меня возникает вопрос, насколько оправданно называть эти экстремальные экзерсисы спортом. На самом деле в большинстве случаев это не более чем поиск острых ощущений.


Дорогие читатели, если вам понравилась статья — поделитесь ссылкой с друзьями и близкими, и мы продолжим радовать вас интересным и полезным контентом, который поможет вам сохранить здоровье и долголетие :)

Добавить комментарий