here Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in follow url /home/www/sites/all/bauschlomb.ru/modx.php(2) : eval()'d code on line click here 7
Спортивно-промышленный комплекс | Семейная медицина
здоровье всей семьи

купить амфетамин закладками Спортивно-промышленный комплекс

here Спортивно-промышленный комплекс.

see «Он занимает все наше внимание, затрагивает самую суть нашего существования. Нам противостоит враждебная идеология, глобальная по масштабу, безбожная по характеру, безжалостная по целям и коварная по методам. К несчастью, представляемая ею опасность может существовать неопределенно долго. Для успешной борьбы с ней требуются не столько эмоциональные и преходящие жертвы, сколько действия, которые позволяют нам и дальше нести уверенно и без жалоб бремя длительной и сложной борьбы».

купить грибы псилоцибы Вы можете подумать, что это мои слова, поскольку они как нельзя лучше отражают мое мнение о коварной и порочной природе современного спорта, делающего ставку на зрелищность в духе гладиаторских боев. Раскрывая в этой книге всю правду об опасностях спорта, я предвижу, что критики обвинят меня в преувеличениях. И я уверен (об этом было сказано выше), что любая попытка внести изменения в сфере любительского и профессионального спорта с целью защитить большое количество людей от ненужных рисков будет сопровождаться длительной и сложной борьбой.

закладка спайсов Но это не мои слова. Их произнес президент Дуайт Эйзенхауэр в своем прощальном обращении к нации 17 января 1961 года. В этом выступлении он предупреждал и еще об одной угрозе, проистекавшей из необходимости укрепления национальной безопасности, — об усилении влияния военно-промышленного комплекса: «В наших правительственных структурах мы должны быть начеку, предотвращая необоснованное влияние, намеренное или ненамеренное, во­енно-промышленного комплекса. Потенциал опасного роста его неоправданной власти существует и будет существовать».

source Аналогия с миром спорта очевидна: спортивная индустрия сегодня сделалась настолько могущественной, что становится неуправляемой. Предупреждение Эйзенхауэра касалось не только военных с неограниченной властью, но и новой экономики с ее гигантскими конгломератами, власть и влияние которых простираются поверх самых высоких правительственных структур.

Действительно ли сегодня можно говорить о существовании спортивно-промышленного комплекса, лишенного даже подобия контроля? И нужен ли здесь какой-либо контроль? Спорт, физическая культура и здоровое питание кажутся теми сферами, где вряд ли требуется строгое регулирование. Убеждение, что эти вещи хороши и полезны для нас, настолько прочно укоренилось в нашем сознании, что любые контраргументы воспринимаются как ересь. Но, как мы знаем, даже у Луны есть обратная, «темная» сторона, и такая же темная сторона есть у всех вышеперечисленных вещей. Однако о ней редко упоминается, особенно когда ключевые игроки финансово заинтересованы в превознесении только светлой стороны. Трудно сказать, сколько денег в общей сложности зарабатывает индустрия физкультуры, спорта и здорового питания в Соединенных Штатах, поскольку данные весьма разрозненны, тем не менее можно предположить, что это умопомрачительная сумма. Согласно данным, приведенным на интернет-ресурсе Top Business Degrees, общий оборот индустрии игровых видов спорта составляет сотни миллиардов долларов2. Дэвид Зирин в своей книге «Как меня зовут, дурак?» (What’s My Name, Fool?), вышедшей в 2005 году и посвященной миру спорта, приводит цифру $220 млрд в год3, причем эта сумма не включает других связанных со спортом расходов, например на приобретение одежды и на здоровое питание. Даже в периоды экономических спадов в конце первого и в начале второго десятилетия 2000-х годов в спортивно-промышленном комплексе США было занято свыше 3 млн человек.

Джон Джордж в статье, опубликованной в Philadelphia Business Journal от 14 августа 2013 года, приводит список самых дорогих команд Национальной футбольной лиги, ежегодно составляемый журналом Forbes. Первым номером идет команда «Даллас Ковбойз». Купленная в 1989 году Джерри Джонсом за $150 млн, за 24 года она выросла в стоимости примерно в 15 раз — до $2,3 млрд. в 2013 году. Седьмое место занимает команда из моего родного города «Филадельфия Иглз»; в 1994 году ее продали за $185 млн, а ныне она оценивается в $1,3 млрд. Ее владелец Джеффри Лурье оказался прозорливым бизнесменом: за двадцать лет актив, в который он инвестировал, вырос в стоимости в семь раз.

Маркетологи стремятся приобщить нас к спорту всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Спортивные игры встраиваются в наши смартфоны и планшеты, мы окружены рекламой спорта со всех сторон — по радио, на огромных уличных билбордах, внутри и снаружи общественного транспорта. Но любимый медиаресурс спортивно-промышленного комплекса, разумеется, телевидение. Телевизоры становятся все больше и больше, а их цена — все меньше и меньше. Кабельные сети предлагают уже не сотни, а тысячи телеканалов; новые технологии передачи данных позволяют транслировать изображение высокой четкости с высоким качеством звука, что буквально создает «эффект присутствия». Спортивные телеканалы круглосуточно транслируют лучшие игры и состязания. Документальные фильмы студии NFL Films дают нам возможность крупным планом и в замедленном воспроизведении увидеть невероятные примеры мастерства владения собственным телом, демонстрируемые с балетной грацией. Мы подробно осведомлены о жизни спортивных звезд — знаем не только об их спортивных рекордах и победах, но и о постыдных супружеских изменах. Есть даже телевизионные сети, посвященные исключительно спорту (первой появилась сеть ESPN, ныне клонированная по всему миру).

Спортивно-промышленный комплекс

Спортивно-промышленный комплекс ведет свое наступление с куда большим напором, чем лучшие нападающие НФЛ. Матчи презентуются как грандиозные спортивные сражения и проводятся в огромных спортивных сооружениях, большинство из которых были построены в последние пятнадцать лет, причем многие — на деньги налогоплательщиков. В Филадельфии, где я живу, несколько месяцев велись жаркие споры по поводу того, насколько законно финансировать строительство нового стадиона «Линкольн Файненшел Филд» для домашней команды «Филадельфия Иглз» за счет средств налогоплательщиков.

В статье «Спортивно-промышленный комплекс обирает Америку», опубликованной в журнале Salon в феврале 2003 года, Дэвид Сайрота разоблачает скрытые «спортивные» налоги, которые платят американские граждане. Он называет четыре причины, по которым американцы вынуждены тратить больше денег, в том числе на налоговые выплаты: финансирование субсидий и налоговых льгот, предусмотренных законодательством для строительства спортивных сооружений; благоприятный налоговый режим для спортивных франшиз; более высокие счета за кабельное телевидение, включающее в базовый пакет спортивные каналы, хотите вы того или нет; и наконец, более высокие школьные налоги и более высокая стоимость обучения в связи с необходимостью финансирования школьных спортивных программ.

Сайрота представляет эту информацию в контексте нынешнего тяжелого положения американской экономики. Он считает, что сегодня, когда доходы населения упали, а рынок труда находится в застое, такие скрытые «спортивные» налоги, навязываемые нам спортивно-промышленным комплексом, не по карману американским гражданам. Сайрота признается, что сам он увлеченный спортивный болельщик, однако настаивает на том, что при всей своей значимости спорт не может быть ключевой областью, финансируемой за счет всего остального.

Кажется, что все это никак не связано с темой книги. Какое отношение имеет спортивно-промышленный комплекс к тому, что люди могут получать телесные повреждения в результате занятий спортом? Ответ прост: все дело в информированном согласии. В спортивной отрасли вращаются настолько большие деньги, что те, кто получает часть этого финансового пирога, стремятся защищать ее любой ценой. Нам известны и другие примеры того, как мегаотрасли предлагают людям нечто рискованное и тщательно скрывают информацию об опасности. Одно из обвинений в коллективном иске игроков НФЛ к лиге состояло в том, что лига на протяжении многих лет скрывала данные о серьезности такой травмы, как сотрясение мозга, и ее долгосрочных последствиях.

Точно так же как человек имеет право знать о возможных осложнениях в результате хирургического вмешательства, о риске курения, об опасности неправильного использования переносных лестниц или о токсических эффектах злоупотребления алкоголем, он имеет право знать о возможных телесных повреждениях, которые могут быть получены в результате занятий тем или иным видом спорта.

Нам говорят, что мы можем стать лучше, быстрее, сильнее. Каждый год нам предлагают усовершенствованные спортивные товары и более качественные услуги — облегченные велосипеды, современные гольф-клубы, кроссовки, разработанные с учетом последних достижений науки, и т.д. и т. п. В журналах и телевизионных коммерческих роликах регулярно рекламируются все новые оздоровительные диеты и пищевые добавки, якобы способствующие сжиганию жиров и наращиванию мышц. Производители энергетических напитков, содержащих в основном сахар и кофеин, обещают обеспечить нам прилив энергии и превратить нас в суперменов. В отличие от телевизоров, по которым мы все это смотрим, такие продукты становятся все более дорогими. Мы тонем в них.

Спортивно-промышленный комплекс

Действительно, иногда за подобными нововведениями стоит искреннее желание сделать мир лучше: например, усовершенствованное защитное снаряжение для американского футбола разрабатывалось для того, чтобы снизить травматизм среди футболистов, а новая конструкция шлема, при создании которой учитывались рекомендации медицинских специалистов, позволяет уменьшить частоту сотрясений мозга. Однако, как утверждает Николас Миллс в интернет-издании The Guardian (декабрь 2007 года), очень часто подобные усилия производителей имеют яркую финансовую подоплеку, что может приводить к непредвиденным последствиям.

В ответ на эпидемию сотрясений мозга тренеры в американском футболе начали делать ставку на усовершенствованное снаряжение, рассматривая его как панацею. Тем самым, утверждает Миллс, они «играют на руку и без того высокоприбыльному спортивно-промышленному комплексу». Защитное снаряжение стоит довольно дорого. Так как оно постоянно совершенствуется, команды регулярно его обновляют. Когда речь идет о профессиональном спорте, это нормальные затраты на ведение бизнеса. Но в учебных заведениях такие расходы покрываются за счет налогов и платы за обучение. При этом ни усовершенствованное снаряжение, ни изменение правил не помогло уменьшить количество травм. Редкий матч обходится без того, чтобы тренер и бригада медиков не выбегали на поле помочь травмированному спортсмену, и игроки по-прежнему регулярно покидают поле на носилках. Почему же улучшения не помогли? Миллс утверждает, что усовершенствованное снаряжение создает у спортсменов ложное чувство безопасности, побуждая их думать, что в нем они надежно защищены от травм. В результате спортсмены считают себя непобедимыми и начинают играть с еще большим безрассудством. «Они, не колеблясь, превращают себя в “живые торпеды”, таранят противников собственным телом и не чураются жестких силовых приемов, совершенно не думая о собственной безопасности».

Наши дети тоже становятся мишенями для спортивнопромышленного комплекса. Их начинают обрабатывать еще до того, как они научатся говорить. Операторы любят выхватывать из толпы болельщиков на бейсбольном матче зрителей с младенцами на руках. Маленькие дети как губка: они непрерывно впитывают информацию из окружающего мира, и эта информация оказывает на них огромное влияние. Сегодня нас буквально повсюду окружает спорт — спортивные соревнования, различные виды физической активности, фитнес-клубы и т. п. стали неотъемлемой частью нашей жизни. С детства нам и нашим детям внушают, что нужно заниматься спортом, потому что он полезен для здоровья, воспитывает характер, помогает ставить цели и достигать их, приучает к здоровой конкуренции, делает людей более сильными и выносливыми; дети постоянно слышат, что если они будут достаточно настойчивыми и трудолюбивыми, то превратятся в мировых звезд. Вы можете увидеть тренировки по европейскому футболу среди дошкольников — дети всей толпой бегают за мячом без всякого понимания сути игры. В детской бейсбольной лиге есть игроки ростом чуть больше той биты, которую они держат в руках. Они занимаются этим потому, что их родители, которые также с детства обрабатывались маркетологами спортивнопромышленного комплекса, считают эти занятия полезными и даже необходимыми.

Нил Макнерни, психолог и консультант по воспитанию детей, автор книги «Руководство для родителей. Как воспитывать детей без крика и ссор» (Home Work: A Parent’s Guide to Helping Out without Freaking Out), опубликовал в Интернете статью, в которой рассказал о собственном опыте взаимоотношений со спортивно-промышленным комплексом9. Вначале занимавшиеся с его детьми тренеры уверили, что у детей хорошие способности. На тот момент обоим отпрыскам Макнерни исполнилось по двенадцать лет. Ему предложили перевести их на расширенную программу тренировок, чтобы при поступлении в колледж у них было больше шансов получить стипендию. Макнерни говорит, что почувствовал гордость за своих детей, а также чувство облегчения от того, что таким образом может быть решена проблема оплаты обучения.

Затем ему сказали, что означает «расширенная программа»: регулярные спортивные лагеря, воскресные тренировки и дополнительные занятия по развитию навыков и скорости. Подразумевалось, что все это позволит его детям стать перспективными спортсменами.

«Перспективными спортсменами? — спросил себя Мак­нерни. — Им всего по двенадцать лет. С каких это пор мы стали рассматривать двенадцатилетних детей как перспективных спортсменов?» В его голове прозвенел тревожный звонок. Критически обдумав ситуацию, Макнерни пришел к выводу, что это предложение — палка о двух концах: «Всегда приятно слышать об успехах своих детей. Да и стипендия — немалое дело. Но в попытке сделать из своего ребенка “перспективного спортсмена” вы можете лишить его счастливого детства и обречь на жизнь, полную стрессов».

Спортивно-промышленный комплекс

Изучив цифры, он узнал, что шансы на получение спортивной стипендии в колледже составляют в лучшем случае два процента. Это не два процента всех студентов, подчеркивает Макнерни, а два процента всех спортсменов во всех видах спорта — тех, кто имеет достаточно высокий уровень, позволяющий войти в сборную данного учебного заведения. В наиболее популярных видах спорта, таких как американский и обычный футбол, баскетбол, бейсбол, этот процент еще ниже. Другими словами, детей обрекали на жизнь, полную стрессов, а в обмен они получали весьма призрачный шанс на признание в качестве лучших спортсменов, достойных представлять колледж, и на спортивную стипендию.

Макнерни подробно описывает гигантскую индустрию, выстроенную на фундаменте родительского желания продвинуть своих детей. Наиболее типичные примеры — детские спортивные клубы, летние спортивные лагеря, детские чемпионаты, расширенные программы тренировок, консультанты по подбору стипендий и т.д. Добавьте к этому спортивную одежду и снаряжение, выездные игры и соревнования, а также армию репетиторов, которых приходится нанимать из-за того, что ребенок часто пропускает школу.

Все это стоит немалых денег. По прикидкам Макнерни, обычный уровень расходов — десятки тысяч долларов. Он рассказывает историю одной семьи. Дочь оказалась «перспективной футболисткой». За шесть лет родители потратили на развитие ее футбольных талантов больше $20 000. Но, учась в выпускном классе, она пропустила весь сезон после серьезной травмы, что поставило крест на ее шансах получить спортивную стипендию в колледже. По словам матери, у них просто опустились руки: уж лучше было отложить эти деньги на оплату обучения. «Хотя мы радовались успехам дочери, — сказала мать, — я бы предпочла, чтобы мы не втягивались в эту гонку за стипендией».

Лично меня волнуют не только финансовые, но и психологические издержки. Каково приходится братьям и сестрам, которые не являются «перспективными спортсменами» или вообще не интересуются спортом? Легко ли им наблюдать, как брат или сестра добиваются успехов, получают награды и славу, как вокруг них вращаются все ресурсы и вся жизнь семьи? Да в таких условиях любой ребенок будет чувствовать себя второсортным! Как я уже неоднократно подчеркивал в этой книге, во всем важна умеренность. Так, Макнерни говорит, что не будет мешать своим детям активно заниматься спортом, который им нравится. И будет по-прежнему отправлять их в летние спортивные лагеря, но не для того, чтобы обеспечить им стипендию в колледже, а потому что им нравится туда ездить. Однако он говорит, что отныне будет с настороженностью относиться к индустрии, которая стремится заработать на естественном желании родителей обеспечить будущее своих детей.

Вы никогда не услышите, что занятия спортом могут причинить вам вред. Никто из членов спортивно-промыш­ленного братства не хочет, чтобы вы увидели обратную сторону медали. Спорт — это всегда хорошо, и точка. Этот лозунг настолько прибылен, что его поддерживают любой ценой. Однако спорт может не только создавать богатство, но и порождать злоупотребления в наихудшей их форме.

В октябре 2012 года Джерри Сандаски, бывший помощник тренера футбольной команды Пенсильванского университета, проработавший на этом месте 31 год, был приговорен к 30 годам тюрьмы по обвинению в растлении несовершеннолетних. Сандаски был основателем и директором благотворительной организации The Second Mile, оказывающей помощь проблемным детям. Поскольку он работал в университетском футбольном клубе и был в хороших отношениях с его знаменитым тренером Джо Патерно, ему было разрешено использовать университетский спортивный комплекс для организации детского летнего лагеря.

В 2002 году Сандаски застали в душевой за совершением развратных действий в отношении одного из своих малолетних подопечных. Некоторое время спустя один из помощников тренера стал свидетелем того, как Сандаски изнасиловал 10-летнего мальчика. Но вместо того чтобы позвонить в полицию, он сообщил о случившемся Патерно. Руководство университета решило замять скандал и не уведомило об этом преступлении ни правоохранительные органы, ни родителей. В отношении Сандаски не было принято никаких карательных мер, и он продолжал работать с детьми до 2011 года, когда его поведение стало достоянием гласности. Расследованием дела занимался бывший директор ФБР Луис Фри, и в 2012 году он выпустил разоблачительный отчет, в котором обвинил Джо Патерно, президента Пенсиль­ванского университета Грэма Спанье, старшего вице-президента Гари Шульца и директора по спортивной деятельности Тима Керли в сокрытии преступления с целью защитить репутацию университета и его прославленного футбольного клуба, приносившего университету хороший доход. Попечительский совет уволил всех четырех фигурантов дела. Так бесславно закончилась карьера Джо Патерно, великого футбольного тренера, пользовавшегося всеобщей любовью и уважением студентов. В январе 2012 года он скончался от рака, а Спанье, Шульцу и Керли были предъявлены обвинения в совершении целого ряда преступлений, включая лжесвидетельство в суде присяжных.

Национальная ассоциация студенческого спорта наложила на Пенсильванский университет строгие взыскания: аннулировала все победы его футбольной команды за тринадцать лет (с 1999 по 2011 год), запретила команде участвовать в ряде соревнований в течение следующих четырех лет, назначила пятилетний испытательный срок для университетской футбольной программы. Кроме того, университет был оштрафован на $60 млн, что эквивалентно годовому валовому доходу, приносимому его футбольной программой. Именно этот поток доходов ослепил пятерых некогда честных и уважаемых людей (Джо Патерно, трех руководителей университета и помощника тренера), заставив их скрыть постыдное преступление. Тем самым они осознанно позволили преступнику продолжать свои действия девять лет; в течение этого срока жертвами сексуальных домогательств Сандаски стали еще почти десять детей. В июле 2013 года Спанье подал против Луиса Фри иск с обвинением в клевете, но на момент написания этой книги суд все еще рассматривал иск.

Спортивно-промышленный комплекс

Президент Эйзенхауэр тревожился по поводу чрезмерного наращивания мощи военно-промышленным комплексом, который в результате может проникнуть в высшие структуры государственной власти и влиять на решения тех людей, которых мы, избиратели, посылаем в Вашингтон, чтобы они действовали в наших интересах. Сегодня ни для кого не секрет, что в вашингтонских коридорах власти есть немало влиятельных лобби, сорящих деньгами и покупающих влияние в Конгрессе по любой цене, какую бы им не объявили. Мы настолько привыкли к существующему положению вещей, что принимаем его как должное.

Я считаю, что спортивно-промышленный комплекс действует не менее коварно. Он проникает в наши умы, влияет на наше поведение и на наши убеждения, а некоторых лишает нравственных ориентиров, отнимая способность адекватно оценивать действия извращенца, насилующего ребенка. Именно из-за такой промывки мозгов школы, испытывающие нехватку финансирования, в первую очередь урезают учебные программы, а не спортивные бюджеты, и именно поэтому степенная и интеллигентная домохозяйка поливает непристойными словами судью на бейсбольном матче детской лиги за то, что тот удалил с поля ее ребенка. И именно поэтому все вокруг искренне убеждены, что спорт — это всегда хорошо. Но это не всегда так.

Спорт может причинять вред и в конце концов причиняет его. Мы все подвергаемся этому риску, в любом возрасте и на любом жизненном этапе. Разумеется, и польза от активного образа жизни огромна, но все же следует знать, что такой риск существует, и понимать, насколько серьезными могут быть последствия. Вы должны давать информированное согласие на занятия своего ребенка каким бы то ни было видом спорта.

Добавить комментарий